НОВОСТИ

О новой системе агротехники

ТЕГИ: безотвальная пахота Вильямс Мальцев почвенное плодородие травопольная система земледелия

Терентия Мальцева считают великим земледельцем. Труды его легли в основу многих прогрессивных систем и технологий, успешно применены за рубежом, нередко возвращаются на славянские земли под видом заграничных открытий. Мы публикуем лекцию Терентия Мальцева из газеты «Московская правда», датированную 27 января 1955 года.

Наша опытная станция, созданная при колхозе «Заветы Ленина» в 1950 году, поставила своей целью разработать такую систему агротехники, при которой посевы не истощали бы землю, а, наоборот, улучшали ее и тем самым прогрессивно увеличивали плодородие почвы.

Теоретические основы нашей работы

Постараюсь рассказать об основных теоретических положениях нашей работы. Как известно, все до сих пор существующие системы обработки почвы основываются на полном отрицании возможности однолетними растениями накапливать в почве органические вещества и улучшать ее структуру. Травопольная система земледелия, разработанная В. Р. Вильямсом, также отрицает способность однолетних трав создавать структуру почвы, повышать ее плодородие. В науке до сих пор существовало понятие, что только многолетние травы могут восстанавливать почвенное плодородие. В существующей травопольной системе земледелия растения делятся на разрушителей и восстановителей плодородия почвы, то есть однолетние растения разрушают плодородие почвы, а многолетние его восстанавливают. Объясняют это тем, что корневая система, корневые остатки у однолетних растений разлагаются летом в аэробных условиях — при широком доступе кислорода, а корни многолетних трав разлагаются без доступа кислорода — в анаэробных условиях.

А раз так, то мы вправе были подумать: если корневые остатки однолетних растений поставить в такие же условия для отмирания и разложения, как корневые остатки многолетних трав, то, может быть, они также могут накапливать в почве органические вещества и улучшать плодородие?

Считается, что главным элементом почвенного плодородия являются органические вещества, перегной, то есть вещества сгораемые. Когда мы прокалим кусок земли, то он после этого потеряет свой цвет, так как содержащиеся в нем органические вещества сгорят. Но куда же они делись? Ведь в природе ничто не пропадает! Значит, вещества эти ушли в воздух, то есть туда, откуда они поступили.

Мы знаем, что непосредственно в почву органические вещества из воздуха не попадают. Для того, чтобы они поступили в почву, необходимы растения. Но разве однолетние растения не берут из воздуха пищу? Они ее поглощают так же, как и растения многолетние.

Нам кажется, что агрономическая наука до сих пор действие на почву многолетних и однолетних растений сравнивает в несопоставимых условиях. Многолетники растут ряд лет, и разложение их корней происходит в почве при ограниченном доступе воздуха. Для однолетних же культур каждый год пашут землю, рыхлят ее, оборачивают и таким образом предоставляют разлагающимся корням большой доступ воздуха.

Нам кажется, что и те, и другие растения имеют все потенциальные возможности оставлять в почве органическое вещество, если им будут созданы для этого необходимые условия.

Это положение и заставило нас искать средство, при котором бы и однолетники повышали плодородие почвы. Но как это сделать практически? Ведь многолетние травы растут без пахоты 2-3 года и больше, а однолетние надо сеять ежегодно. Значит, и землю надо пахать каждый год. А что, если попробовать сеять без пахоты, чтобы корневые остатки пшеницы, овса или других культур заставить разлагаться в уплотненной почве, то есть в анаэробных условиях, как это происходит у многолетних растений?

И тогда возник новый вопрос: а будет ли расти хлеб без пахоты?

Мы вспомнили случаи, когда, например, озимая рожь-падалица растет без пахоты, или, когда случайно заделанные сошником сеялки в кромку дороги семена пшеницы давали прекрасные растения. У нас был опытный посев пшеницы без пахоты в 1943 году, давший хорошие результаты. Решили поставить широкие опыты. И вот уже в течение пяти лет засеваем большие площади по непаханой земле и получаем высокие, устойчивые урожаи зерновых.

Теперь нам кажется странным пресловутое деление растений на «разрушителей» и «восстановителей» плодородия. Мы на практике убедились, что и многолетние и однолетние растения имеют свойства оставлять в почве больше органических веществ, чем они их потребляют. И в самом деле: если бы растения этим свойством не обладали, у нас не было бы и почвенного плодородия.

Орден МальцеваТо, что почвенное плодородие создают сами растения, доказывает сама жизнь. Стоит выпаханную землю забросить на 10-20 лет, как она становится снова плодородной. Когда распахивают целинные земли, то первые урожаи получаются очень высокими, а потом они постепенно снижаются и, наконец, становятся меньшими, появляется потребность в удобрениях. Потом, когда земля «отдохнет», к ней снова возвращаются, ибо она вновь становится плодородной. Но от чего же земля отдохнула? Разве на ней ничего не росло? Нет, растения на ней были. А отдохнула она от нашего неразумного вмешательства.

А если это так, если природа способна накапливать плодородие почвы без нашего вмешательства, а при нашем вмешательстве, напротив, снижается плодородие, значит тут что-то неладно. Такой полезный закон природы, как способность растений оставлять в почве больше органического вещества, чем они его используют, должен в руках человека проявлять свои действия с большей силой.

Наша задача — глубоко изучить эти явления, познать их, поставить на службу народу все благоприятные силы природы.

Мальцев Терентий Мальцев Т.С

Не только сохранять, но и повышать плодородие почвы

Учитывая, что однолетние растения могут увеличивать почвенное плодородие, мы располагаем теперь всеми возможностями не только сохранять плодородие почвы, но и добиться того, чтобы наши урожаи еще больше повышали почвенное плодородие. При создании растениям соответствующих условий этого вполне можно достичь.

На основании проведенных многолетних опытов можем теперь с полным основанием считать, что при ежегодной пахоте на наших черноземах преобладают элементы разрушения. Когда же не пашем почву или производим пахоту только периодически, то преобладают элементы накопления.

Существовало такое понятие: чем выше урожай, тем больше он обеспложивает землю. Мы пришли к другому выводу: чем выше урожай, тем после него почва становится плодороднее.

Почему? Да потому, что раз растение сильнее и мощнее — значит у него и корневая система более мощная. И если по-хозяйски эту корневую систему использовать, то получится более плодородная почва. И далее: если от высоких урожаев повышается плодородие почвы, то плодородная почва дает более высокий урожай. Вот какое взаимодействие между высоким урожаем и плодородием почвы! Ведь органическая часть почвы, как известно, в основном состоит из элементов воздуха, которые поступают в почву через посредство растений. Следовательно, более высокий урожай дает больше материалов на образование органического вещества в почве.

Существующая же агротехника, по существу, мешает этому делу. То, чему следует отмирать и разлагаться на поверхности, загоняют предплужником в глубину почвы. Когда пашут плугом с отвалами и предплужниками, то полезные почвенные бактерии перемещают в несвойственные им условия. Аэробные бактерии, которые могут жить и развиваться в самых верхних слоях почвы, загоняются вниз, а бактерии анаэробные, развивающиеся в нижних горизонтах почвы, выгоняются на поверхность. Таким образом, полезные почвенные процессы, которые должны происходить в почве, замедляются. Мы у себя пошли по пути сокращения пахоты и применения безотвальных плугов.

Некоторые ученые говорили, что мы строим свою работу вразрез учению академика В. Р. Вильямса. На это отвечаем так. Задача, которая поставлена В. Р. Вильямсом, — прогрессивное накапливание плодородия почвы — является и нашей задачей. Задача у нас одна. Но пути разрешения ее у нас другие.

В. Р. Вильямс рассчитывал только на многолетние травы, считая, что только они способны восстанавливать плодородие. Мы сюда привлекаем и все однолетние растения. И если нам удастся, помимо многолетних трав, включить в это дело еще и однолетние растения, то будет ли это противоречить задаче, поставленной В. Р. Вильямсом?

Думается, что там, где многолетние растения хорошо растут, даже там без однолетних растений вряд ли можно добиться прогрессивного повышения плодородия почвы. Ведь известно, что многолетние травы влияют на урожай только в первые несколько лет, после чего их действие заметно ослабевает. Следовательно, полагаться только на одни многолетние травы еще недостаточно.

Если серьезно говорить о прогрессивном повышении плодородия вообще, то надо, чтобы в конце ротации севооборота почва стала плодороднее, чем она была вначале.

Думаю, что если бы был жив В. Р. Вильямс, то он не стал бы укорять нас за поправки в его травопольную систему земледелия. Когда он жил и работал, еще не предполагали, что можно без пахоты выращивать однолетние растения. Теперь это стало возможным. А если без пахоты можно выращивать однолетние растения, то можно и заставить их накапливать плодородие почвы.

Взять, к примеру, засуху. Засуха — значит неурожай! В наших краях она встречается очень часто, причем в наиболее ответственное время — в первый период вегетации. И пока мы эту засуху не изучили, она управляла нашим урожаем. Но стоило ее изучить, и мы смогли преодолеть ее пагубные действия.

В самом деле, если к засушливому периоду приберечь влагу в почве и преждевременно ее не израсходовать, то избыток тепла тогда уже вреда не принесет, а будет только способствовать повышению урожая.

Возьмем, например, 1953 год, когда осадков за весь вегетационный период от посева до уборки было у нас всего 48 миллиметров. И все же получили по 20 с лишним центнеров пшеницы с каждого из 2350 гектаров.

И можно привести, к примеру, аналогичный 1911 год. Мне тогда было 15 лет, и я хорошо помню этот засушливый год. Тогда крестьяне даже и семян не получили. Добрая половина посевов совсем не убиралась. Был страшный голод.

Условия 1911 и 1953 годов были одинаковыми. Но, применяя другую систему обработки почвы, нашим колхозникам удалось через 42 года получить такой богатый урожай!

Фото 1. О новой системе агротехники Фото 2. О новой системе агротехники

Новая система в действии

Теперь расскажу о том, как мы практически осуществляем новую систему обработки почв.

Земли нашего колхоза в основном черноземные. Третью часть составляют солонцы разного типа. Есть немного подзола. Поля разбиты на четыре севооборота: два полевых и два кормовых.

В каждом поле первого четырехпольного севооборота 570 гектаров. Чередование культур такое: пар, потом яровая пшеница (являющаяся для наших мест самой надежной и урожайной культурой, почему ей и отводится основное место), затем по дискованной (лущеной) стерне идут однолетние травы на сено и зерно и потом снова без пахоты пшеница.

Во втором пятипольном севообороте в каждом поле по 420 гектаров. Там такое чередование: пар, яровая пшеница, овес по лущеной стерне, травы однолетние на сено и зерно (куда входят и бобовые), снова пшеница. Пахоту проводим один раз за ротацию.

Вот лугопастбищный севооборот: четыре года многолетние травы (костер безостый, люцерна) и два года зерновые, главным образом овес. Пара здесь нет, и пахота (глубокая безотвальная) за шесть лет проводится только один раз.

И, наконец, восьмипольный кормовой прифермский севооборот. Здесь в каждом поле по 20 гектаров. Одно поле под паром, одно — под корнеплодами, два — под картофелем, два — под силосными культурами и два — под кормовыми культурами на зелень. Строгого чередования здесь нет.

Такие схемы предоставляют широкие возможности для маневрирования. Если нужно увеличить посевы, скажем, картофеля, мы сможем ввести его в обоих полевых севооборотах — там, где однолетние травы. Если потребуется расширить площади под зерновые культуры, главным образом пшеницу, то в четырехпольном севообороте заменим ею однолетние травы. Если три года подряд сеять зерновые без пахоты, мы уверены, что и в этом случае плодородие почвы тоже будет высоким.

Сравним наши нынешние севообороты с тем, что у нас было раньше. До 1950 года у нас был 10-польный севооборот. В нем было два поля под паром, два поля под многолетними травами и шесть полей под зерновыми. За десять лет десять раз пахали землю (если два года не пахали под травы, то зато дважды пахали пар).

Теперь у нас 5-польный севооборот, и за две ротации (то есть тоже за десять лет) будут только две вспашки. При 10-польном севообороте почва распылялась, и органических веществ становилось в ней все меньше. Сейчас наоборот: к концу ротации почва становится богаче, за 4-5 лет, в течение которых не производим пахоту, почва становится более структурной и более богатой органическими веществами, хотя и не возделываем многолетних трав. Ротация при такой схеме более короткая. И опыты показывают, что с каждой новой такой ротацией почва становится все более и более плодородной.

Почему мы отказались от многолетних трав в полевых севооборотах? По простой причине: они не дают устойчивых высоких урожаев. В очень засушливом 1953 году, например, многолетние травы дали 5 — 6 центнеров с гектара, а однолетние — 25 — 30 центнеров. Какой же смысл сеять многолетние травы, когда и после однолетних трав пшеница на наших полях приносит прекрасные урожаи, а почва остается не менее плодородной, чем после многолетних трав.

В принятых у нас полевых севооборотах мы сеяли хлеб по непаханной земле в течение пяти лет. И не было еще случая, чтобы мы собирали низкие урожаи, хотя четыре года из пяти были очень засушливыми.

Особое внимание уделяем обработке пара. Это и понятно. Ведь в нашей системе паровое поле является предшественником не только одного урожая, но всех культур за ротацию севооборота.

Пахоту паров ведем в июне на глубину 40 — 50 и более сантиметров, плугами без отвалов. Обрабатывать пары начинаем с осени или ранней весной дисковыми лущильниками. Ранней весной закрываем влагу боронованием. После прорастания семян сорняков уничтожаем их всходы дисковыми лущильниками. Летом после каждого дождя практикуем легкое боронование. Таким образом накапливаем влагу в почве. По такому пару и в засушливое лето получаем по 25 — 30 и более центнеров пшеницы с гектара.

Несколько советов

Мне кажется, что безотвальная пахота будет даже, может быть, более эффективной в районах с мелким пахотным горизонтом. В частности, ее следует широко проверить в центральных областях нечерноземной полосы.

Товарищам, которые впервые будут применять безотвальную пахоту, нужно помнить, что самый плодородный слой почвы — это верхний слой и его нужно держать у поверхности. Растения распространяют свои корни главным образом близ поверхности. Поэтому не следует тонкий плодородный слой покрывать малоплодородным подзолом.

К нам, в село Мальцево, часто приезжают люди из дальних мест. Интересовались нашей пахотой и товарищи из центральных районов. В частности, льноводы наблюдали, как мы с осени дисковали клеверное поле без пахоты, готовя его к посеву зерновых. Льноводы решили попробовать наши приемы у себя. И стоит попробовать. Только клеверный пласт нужно начать обрабатывать дисками пораньше, а после дождей бороновать или еще дисковать.

Получаем много писем. Люди спрашивают: как применить новую систему обработки почв? Но ведь нельзя дать общего рецепта для всей страны. То, что годится у нас, может оказаться совсем неприемлемым в другом месте. Важно усвоить, что однолетние растения могут увеличить плодородие почвы. А как их заставить увеличивать плодородие, это надо решать на месте, учитывая свои природные условия. Ведь травопольная система земледелия потому и не оправдала себя, что ее шаблонно применяли везде, даже там, где многолетние травы не удавались.

Одно можно сказать с уверенностью: без сокращения пахоты вряд ли удастся заставить однолетние растения накапливать в почве органические вещества и создавать структуру. А насколько сокращать — это дело местное. Мы пашем через 4 — 5 лет, а, может быть, в другом месте надо пахать через 7 — 8 лет, в некоторых случаях через год или два. Это, повторяю, зависит от конкретных условий.

Нам кажется, что пахать глубоко без отвалов можно везде, особенно на подзолистых почвах и на солонцах. Речь идет о том, чтобы в колхозах и совхозах поставить опыты с целью проверки тех или иных приемов. При этом, советуем не увлекаться размерами опытных участков, чтобы возможные ошибки не отразились на экономике колхозов.

Конечно, всякие опыты связаны с риском, но не нужно бояться рисковать. Надо смело испробовать различные приемы, чтобы потом отобрать лучшие. Только так можно повсеместно решать нашу общую задачу прогрессивного повышения плодородия почвы.

Ответы на вопросы

Часто мне задают и другие вопросы. Отвечу на некоторые из них.

Вопрос. Обязательно ли, применяя новую систему земледелия в нечерноземной полосе, ломать существующие травопольные севообороты с многолетними травами?

Ответ. Думается, что нет необходимости ломать севообороты. В любом севообороте можно применить новую систему.

Вопрос. Можно ли применять безотвальную пахоту для пропашных культур?

Ответ. Мы пробовали сеять «на силос кукурузу и подсолнечник по лущеной стерне и получали прекрасные результаты. Под картофель, мне кажется, необходимо почву вспахивать, чтобы она была рыхлая.

Вопрос. Какие урожаи были в соседних, с вашим, колхозах, которые не применяли нового метода?

Ответ. На протяжении всех этих пяти лет наш колхоз всегда получал более высокие урожаи, чем окружающие колхозы.

Вопрос. Как новая система обработки почв влияет на борьбу с сорняками?

Ответ. Обычно к концу ротации поля засоряются сильнее, а у нас — наоборот. Поля, не паханные в течение 3 — 4 лет, чисты от сорняков, хотя раньше их было очень много. Нам удалось полностью уничтожить пырей.

Вопрос. Что явилось главным условием борьбы с засухой?

Ответ. Особенно большую роль играет у нас боронование после дождей. Если сразу после уборки озимых поле продисковать, то после выпадающих дождей влага не теряется. Мы много говорим о задержании снега зимой. Задерживать же влагу необходимо также в летнюю и осеннюю пору.

ВИДЕО
СОБЫТИЯ