НОВОСТИ

От дотаций – к рыночным инструментам и NO-TILL

ТЕГИ: no-till Агротех-Гарантия минимальная обработка почвы

Последние годы колхозной системы показали ее обреченность: колхоз «Дружба», в котором я работал, дошел до крайней степени обнищания. Людям нечем было выплачивать зарплату, начать сев было не на что, не было денег ни на семена, ни на солярку. Мы стояли на краю пропасти и должны были искать выход. Впрочем, выход был понятен: требовались ресурсы, в первую очередь, финансовые, то есть нужны были заинтересованные люди с капиталом. И появился инвестор — «Агротех-Гарантия». Настороженность людей была объяснима, — они опасались, что, как не раз уже случалось, их просто используют и бросят. «Агротех-Гарантия» стала первой фирмой, которая предложила сельчанам отдавать в аренду паи. На фоне других предложений (скажем, Райснаб предлагал колхозу стать дочерним предприятием) это предложение выглядело вполне рабочим выходом из затруднительного финансового положения.

В 2001 году люди единогласно приняли систему «Агротех-Гарантии» и сдали в аренду свои паи. Но остаются села, где люди настолько боятся нового, настолько не готовы к переменам, что продолжают работать в практически несостоятельном колхозе, продолжают туда ходить, хотя давно ничего не зарабатывают и не получают... Живут тем, что можно в колхозе еще подобрать — там мешочек дерти, там мешок зерна. Дома поддерживают приусадебное хозяйство, поросенка, корову, что-то выращивают на огороде, так и живут, вроде бы на что-то надеясь, но на самом деле уже не веря в будущее.

Фото 1. От дотаций – к рыночным инструментам и NO-TILL

Свой пай был и у меня, и у моей жены, и вместе со всеми мы пошли в бурные волны нового метода хозяйствования. Отношения с председателем колхоза были очень обострены — он любыми средствами старался оставить людей у себя. Но смысл оставаться в колхозе у людей пропал: председатель распределял по своему усмотрению кредиты, выходил на убытки, II люди ничего получить не могли. Дожились, одним словом.

Новая система многим показалась поначалу жесткой, поскольку «Агротех-Гарантия» наводила дисциплину и обеспечивала подготовку людей к работе по технологиям. Но дисциплину устанавливали с помощью достойной оплаты труда. Людям было объявлено: все, кто будет работать, 6-го числа каждого месяца будут получать зарплату. И, конечно, первое же 6-е число произвело переворот в сознании людей, когда зарплату действительно аккуратно выплатили. А ведь некоторые молодые люди, которым пришлось начать трудовую деятельность в период упадка колхозов, о зарплате даже и не слыхали: какую-то копейку выдавали раз в год, когда государство что-то выделяло на Сорочинскую ярмарку.

Но выданная впервые зарплата заставила пересмотреть взгляды и на другие вещи. Возможно, в эти первые месяцы кто-то еще что-то украл по инерции (канистру солярки или бензина), но, получив зарплату, понял, что этой работой стоит дорожить, нужно за нее держаться. Были люди, которые отсеивались путем естественного отбора. На их место приходили новые работники, и в итоге сложился коллектив, в котором нет слабого звена. На место механизатора у нас теперь реальный конкурс, до десяти претендентов на место. С кадрами проблема решена, вакансий нет. И если вакансия возникает, кандидатов на нее немало, поскольку предприятие доказало, что работа хорошо и своевременно оплачивается. Причем работающие в фирме уже не держат дома ни коров, ни свиней, ведь уход за ними отнимает немало времени и сил. Если это время и силы отдать фирме, то появляется возможность покупать молоко, мясо, необходимые предметы быта и одежду, да еще и откладывать сбережения. Так зарплатой отрегулировалась дисциплина.

Кроме того, фирма исключительно в денежной форме выплачивает арендную плату пайщикам. За эти деньги люди могут приобрести то же зерно, другую продукцию, потратить на свое усмотрение. Ведь нередко случается, что в агропредприятиях платят за аренду, например, зерном, но у каждого руководителя своя цена на зерно. В итоге люди могут получить тонну зерна или полтонны, а то и вовсе 200—300 кг. Денежная плата такие вопросы снимает.

Но этим перемены в сознании не завершились. Приехали американцы, рассказали, что сеют по сорнякам. Для меня это не было новинкой. Эти технологии мы изучали в Харьковском институте им. Докучаева. Хотя рассматривали это как технологии далекого будущего, в практике ничего подобного посмотреть нельзя было, и у себя в колхозе мы такого не применяли. Во-первых, техника была совсем другая, она не давала возможности нормально применять новые технологии. Во-вторых, нулевая технология нуждается в использовании различных видов химических препаратов, гербицидов. Слабые колхозы были просто не в состоянии закупить нужные препараты. А солярка к тому времени была дешевая — паши землю, пока не надоест. Вот и технология применялась несложная: вспахал, посеял и собрал. Когда агрономы говорили председателю колхоза, что надо купить ядохимикаты, разные препараты, называли ему сумму, он просто отказывался продолжать разговор. Поэтому и шли по простейшему пути: вспахал, закультивировал, посеял, а дальше — что выйдет, то и выйдет. Но начались и у нас в практике технологии, заставившие вспомнить: я изучал это в институте. Вот пришлось и на практике поработать с ними, спустя 15 лет после окончания института. Ведь, когда приехал в колхоз после вуза, услышал: «Забудь все, чему тебя учили...» Забыл, а пришлось вспомнить. Технологические процессы соблюдаются у нас очень жестко. Все необходимые элементы, препараты, удобрения закупаются заранее. Наша задача состоит в том, чтобы своевременно и четко выполнять все нужные операции — обработку почвы, подкорм, внесение гербицидов, уход за посевами и потом уже сбор урожая. И тогда мы имеем наиболее оптимальный результат. К нам приезжают для консультаций специалисты из Америки. Ведь технологии для многих незнакомые, да еще агроклиматические особенности вносят свои коррективы. Особого отношения требует дорогая техника.

Особенность технологии заключается в минимальных операциях, в минимальной обработке почвы. В первый год мы еще применяли плуги, вспахали целинные земли, но это была ерунда. Теперь у нас вместо плугов дисковые орудия, ими мы выполняем основное возделывание почвы. Подумываем и над дальнейшими шагами — вплоть до no-till. В прошлом году мы засеяли экспериментальное поле по этой технологии. В этом году еще несколько полей добавляем. Нельзя сказать, что самоцелью является выйти на no-till. Просто нужно смотреть, какая технология в данный момент приносит наилучший результат. Здесь же не может быть каких-то идеальных решений. Кому-то удобно пахать, у него это дает лучшие результаты — пожалуйста, но у нас наилучшие результаты при минимальной обработке. Когда мы увидим, что наша земля в таком состоянии, что не нуждается уже в обработке и готова к no-till, мы будем применять эту технологию. Я полагаю, что через несколько лет на большинстве наших полей будет no-till. Хотя не стоит делать прогнозов и строить планы, ведь и минимальная технология поверхностной обработки — уже большое достижение для Украины. К ней и наши агрономы с большим скепсисом относились, особенно люди постарше, с огромным опытом. Встречая меня в селе, они говорили: ну как же вы так, нераспаханная земля, сердце болит... Для них это было дико. Но когда на наших полях вырастал замечательный урожай, то удивление опытных земледельцев было еще большим. И уже пятый год мы не перестаем их удивлять.

Будущее Украины, я считаю, именно за такими технологиями. Минимальная и нулевая обработка почвы, соблюдение всех агротехнических мероприятий, своевременная подкормка, выбор удачных сортов и гибридов — вот подоплека успеха современных сельхозпредприятий. А в условиях постоянного роста цен на энергоресурсы просто и нет другого пути.

Я не зря начал с упадка колхозной системы. Мне представляется кощунственным выделять средства из бюджета на поддержку умирающих хозяйств, и немалые средства. На примере нашего хозяйства вы видите, что можно получать прибыль, занимаясь выращиванием зерновых. Могут спросить: а где взять деньги на закупку всех необходимых элементов, техники, пестицидов, удобрений, хороших семян? Эту проблему и должно решать государство, создавать нормальные условия для сельскохозяйственного кредитования, для развития лизинга сельхозтехники и других инструментов, применяющихся в условиях рыночной экономики. В странах-экспортерах сельхозпродукции вы не найдете обилия дотационных программ, никто не требует у государства денег. Люди просто работают в поте лица и получают результат, и у всех одинаковые условия. И нашей стране очень скоро предстоит к этому прийти.

Справка. Зубченко Владимир Николаевич

ВИДЕО
СОБЫТИЯ